kcpz@mos.ru 8 (499) 977-17-05 krizis-centr

Декриминализация побоев в действии: в России выросло число жертв домашнего насилия

В России выросло количество зарегистрированных случаев домашнего насилия. Только за прошлый год, по данным судебного департамента при Верховном суде РФ, в суды поступила 161 тысяча таких дел и было назначено штрафов на полмиллиарда рублей. Такие цифры — результаты декриминализации статьи УК РФ «побои», считают эксперты.

Москвичка Наталья Полищук год назад рассталась с молодым человеком. Свое лицо и имя попросила скрыть — девушка до сих пор боится за свою жизнь.

«Один раз схватил — подумала «это не считается». Потом у меня начали появляться синяки, — рассказала Наталья репортеру Федерального агентства новостей. — Мне на работе говорят «что-то тут не то». Ну поругались, говорю, ничего страшного. Потом постепенно это накручивалось, пошли драки».

В приступе гнева мужчина чуть не выкинул Наталью с девятого этажа. Приехавшая на место драки полиция ничем помочь не смогла.

«Они приехали, просто у него спросили: «Ты больше не будешь ее трогать?» Он сказал: «Нет, конечно, я вообще ее люблю, вы что, мы и не ругались», — вспоминает Наталья. — Я говорю — я далеко от него живу, а как я сейчас домой пойду? Вот вы сейчас уедете, он пойдет и меня прибьет. «Вы дойдите до дома, а мы его покараулим». То есть я была в шоке просто, не знала, куда деваться, к кому за помощью обращаться».

Чтобы отделаться от обидчика, девушке пришлось сменить работу и несколько месяцев ходить по улицам с сопровождающими. Другого способа обезопасить себя Наталья не нашла.

«Муж жену ударил металлической тростью по бедру. Что нам пишет судья? Учитывая личность и впервые совершенное деяние, выписать подсудимому штраф 5000 рублей. Это случай, который происходит в регионе.

Муж схватил жену за волосы, вытащил ее к лифту, начал избивать у лифта, у нее синяки, ссадины, кровоподтеки, но нет переломов — штраф 10 000 рублей», — говорит юрист Алена Попова.

Жертвы домашнего насилия, когда к нам обращаются, говорят: когда я своему мужу раньше говорила: «не подходи ко мне близко, на тебя будет уголовное дело», это его останавливало. А сейчас на такое он заявляет, и это цитата: «Я в курсе — ты сама заплатишь штраф и мне ничего не будет».

По данным Росстата, ежегодно от домашнего насилия страдает 16 миллионов женщин. Из них обращаются за помощью всего лишь 10%. Штраф, оплаченный из семейного бюджета, в большинстве случаев не решает проблему. Арест — до 15 суток — суды назначают редко. Отсюда большое количество рецидивов.

«Если раньше можно было припугнуть обидчика уголовной ответственностью, то сейчас мужчины получили этакую индульгенцию на побои, поскольку они восприняли изменение законодательства как возможность применять насилие в отношении слабых в своей семье», — сообщила репортеру ФАН доктор юридических наук, профессор, вице-президент Союза адвокатов России Людмила Айвар.

Домашнее насилие вывели из Уголовного кодекса в начале 2017 года. На смену лишению свободы сроком до двух лет пришел административный штраф, арест или обязательные работы. Уголовное наказание предусмотрено только в случае рецидива. Сторонники декриминализации побоев утверждают: россияне перестали замалчивать проблему и стали чаще обращаться в правоохранительные органы.

«Далеко не каждая, условно говоря, жена пойдет писать заявление, зная, что ее мужа могут, например, упрятать за решетку, лишить свободы. Тогда как на 15 суток ограничить его свободу или штрафом обойтись — это намного проще с точки зрения психологии. Ты не чувствуешь, в случае такого заявления, что ты перегибаешь палку», — объяснил репортеру ФАН руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов, заслуженный юрист Московской области Олег Иванов.

 

Число обращений с побоями выросло не потому что женщины перестали бояться идти в полицию — их просто стало больше, констатируют правозащитники. В декабре прошлого года Дмитрий Грачев из Серпухова увез свою жену в лес и отрубил ей кисти обеих рук. В январе 2018 года под Зеленоградом наркополицейский Сергей Гусятников угрожал жене, а потом зарезал из ревности. В июле сестры Хачатурян из Москвы нанесли своему отцу 36 ножевых ранений из-за побоев и сексуальных домогательств.

«Если этого мало, то мы все большие инвалиды в нашей стране. Судя по всему, это так. В мозгах полный паралич у очень многих людей, которые принимают решения», — считает депутат Государственной думы, заместитель председателя комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина.

Правоохранительные органы, службы опеки и попечительства не защищают жертву во время первых проявлений насилия, утверждает депутат. В результате насилие стало не просто жестоким, а зверским.

«Я считаю, что мы допустили большую ошибку, приняв этот закон, где декримнализировали побои. «Закон о шлепках» — это такое ласковое название — «шлепки» — это совсем не про это. Это про то, что мы де-юре декриминализовали побои, а де-факто мы с трибуны Государственной думы публично заявили: женщин бить можно, детей — тем более. И пожилых — то же самое», — заключила депутат.

 

«Очень много женщин сидит в тюрьме за убийство своих мужей — потому что достало! Потому что «не могу», потому что «все, сил никаких нет», — взяла сковородку, по башке дала, убила!» — говорит Людмила Айвар.

Правозащитники бьют тревогу — ситуацию нужно менять. Для этого мало просто вернуть семейно-бытовое насилие в уголовный кодекс. Нужно создать механизм его профилактики. Команда депутата Оксаны Пушкиной разрабатывает закон «Об основах профилактики семейно-бытового насилия». Одно из предложений — принудительно направлять буйных членов семьи к психологу, например, в специальные реабилитационные центры.

«Вот если это только первый случай, только начал, мы можем предостеречь, чтобы этого не было. Понятно, что, может быть, это генетически у него, у него такой родитель был.

Но это тоже болезнь, как любые зависимости, и эту болезнь надо лечить, — утверждает соавтор закона, директор «Кризисного центра помощи женщинам и детям» Наталья Завьялова. — При желании человека можно спасти семью».

Приехав на вызов, полицейские смогут выписывать охранный ордер. Документ ограничит поведение домашнего тирана и защитит от него окружающих. Если обидчик вошел в раж, его смогут выселить из жилья по решению суда — при этом собственности он лишаться не будет.

«Мужу нельзя приближаться к жене ближе, чем на километр. Если где-то он попадется на камерах видеонаблюдения, что он подошел ближе, чем на километр, его за это могут посадить, — поясняет Айвар.

 

«Всем людям, которые нам говорят: «Что же вы делаете? Женщины будут своих мужчин специально выселять из квартир!» Такого не произойдет, поскольку если полиция не видит угрозу жизни и здоровью, она никаких охранных ордеров выдавать не будет. А если есть, тогда каждый насильник должен знать, что он не имеет права применять насилие в семье», — заверила Алена Попова.

Разработать такой механизм в России оказалось не просто. Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия планировали внести в Госдуму еще в начале года, но документ не выдержал критики правоведов, рассказала Оксана Пушкина.

«Включаются антиювенальщики, те люди, которые считают, что мы врубаемся в семью, а у нас по закону этого нельзя. Как же так, если охранный ордер, мы разбиваем эту семью! Если мы этих жертв домашнего насилия забираем в реабилитационный центр, как же так, вы ребенка отнимаете у отца!

Вы не понимаете, до какой степени… Я и многие считаем, что это маразм, когда задаются такие вопросы, но с точки зрения правовой конструкции они будут абсолютно правы. Потому что у нас нет ювенальной юстиции, работает служба опеки, у нее очень ограниченные права на сегодня», — пояснила парламентарий.

Законопроект должен дать определение понятиям семья и семейно-бытовое насилие. На закрытых рабочих группах его обсуждают депутаты, представители правоохранительных органов, общественники и адвокаты. Основная работа над текстом закона должна завершиться к концу года.

Автор: Анастасия Алексеева; Борис Гришин (riafan.ru)

29 октября 2018